УНЕЧА
       ВЗГЛЯ
Д
       ИЗ ЮЖНО-САХАЛИНСКА

Государственный флаг Российской Федерации

Страницы истории

 Герб Российской Федерации

Главная страница

Опросы

Форум

Чат

Книга посещений

* * *
Из истории гражданской войны и установления Советской власти
в Унече*
 


 На данной странице посетителям сайта представляется документ из фондов Унечского историко-краеведческого музея, содержащий воспоминания участников гражданской войны и построения Советской власти в Унече. Сам по себе документ весьма любопытен тем, что содержит множество фамилий людей, имеющих непосредственное отношение как к истории установления Советской власти в Унече, так и к истории Унечи конца XIX - начала XX веков в целом. Одни из перечисленных в этих воспоминаниях людей достаточно широко известны в Унече и за её пределами, а имена других  по прошествии многих лет (воспоминания составлены более сорока лет, в 1963 году) представляют собой загадку, как, собственно говоря, и многие из событий того времени. Настоящий документ представляется вниманию посетителей сайта в том виде, в котором его преподносит первоисточник.

           

История гражданской войны в Унече и построение Советской власти.

/ по рассказам ветеранов и участников гражданской войны /

 

Рассказывает Туманов Василий Дмитриевич.

Краткая биография

                Родился я в городе Унеча в семье старого железнодорожника в 1891 году.

                Детство мое прошло незаметно. Отец мой работал грузчиком на рамке. Детей нас было пятеро. Так, что я помогал отцу кормить семью, как старший в семье. Учился в церковно-­приходской школе и, окончив, стал вновь работать на железнодорожном транспорте.

                Я ездил паровозным машинистом. Трудно было этого добиться в то время, но мои способности говорили за себя и я стал водить стальных коней. Вместе со мной на железной дороге работал Гридин, Каганович Михаил Моисеевич, Бурневский Дмитрий Иванович и другие.

                Во время империалистической войны был призван в царскую армию и служил на военном крейсере «Богатырь» матросом. Это было в 1913 году.

                23 февраля 1917 года произошла февральская революция. Я в это время был на крейсере «Богатырь» в Ревеле. С 28 февраля по 9-е марта 1917 года был на осаде Петербурга в момент разгрома царского правительства и участвовал в низвержении его. Я пробыл в обороне Петербурга до 1-го мая 1917 года. Это 1-е мая мы встречали без В.И. Ленина, так как Ильич в это время был за границей.

 

Приезд Ленина в Россию

                К власти в стране пришло Временное правительство во главе с Керенским. Буржуазия искала случай убить Ленина, обезглавить Советское правительство и партию большевиков.

                Существовало двоевластие.

                Коммунистическая партия отправила В.И. Ленина за границу с тем, чтобы сохранить вождя для революции. Он уехал на паровозе № 293.

                В апреле 1917 года В.И. Ленин возвращается из-за границы в Петербург. Он начал готовить вооруженное восстание.

                Я в это время командовал Первым добровольческим отрядом Кронштадских моряков.

                В.И. Ленин, объезжая все бригады кораблей, выступал перед моряками на митингах и рассказывал нам, что собою представляет власть Советов и какое будет будущее советских людей. Он внушил нам ненависть к буржуазии и после его энергичного выступления мы смелее действовали. Это придало нам больше революционного духа. И в последствии, когда мы по заданию партии разъехались для работы на селе, нам была ясна картина. Мы хорошо и бесстрашно проводили политику и построение советской власти на селе. Вражеская агитация нам была не страшна.

                В.И.    Ленин    небольшого    роста,    коренастый,    очень подвижный,   энергичный   человек.   Он   заражал   нас   своим энтузиазмом. Он требовал прекращения войны под лозунгом: «   Мир   без   аннексий   и   контрибуций,   право   наций   на самоопределение »...

                Буржуазия во главе с Керенским продолжали войну и Керенский (глава Временного правительства) призывал: « Война до победного конца». Этим самым Временное правительство хотело отвлечь революционное настроение солдат от революции, дать возможность врагам захватить нашу территорию и удушить молодую, зарождающуюся республику Советов.

                По всей стране по зову большевиков народ готовился к борьбе против Временного правительства. Большевики готовили к бою Красную Гвардию, которая состояла из рабочих разных заводов.

                Временное правительство привело страну к разрухе. Прекратилась нормальная жизнь. Все заводы и фабрики были закрыты. Железные дороги также прекратили работу. В стране не было хлеба. Рабочие голодали и бастовали.

                Из отрядов Красной гвардии, состоящих из рабочих и крестьян, в день 23 февраля образовалась Красная Армия после разгрома вражеских войск, наступавших на Петроград. Спешно проходили солдаты всеобуч.

                В.И. Ленин часто выступал перед бойцами Советской Армии, призывая их стойко стоять на защите нашей Родины.

                Бойцы всеобуча восторженно встречали вождя революции, клялись защитить молодую Советскую Республику Советов.

 

Установление Советской власти в Унече.

Унеча до революции

                Впервые ст. Унеча стала упоминаться в 50 - 60-х годах девятнадцатого столетия. Основана на берегу р. Унеча, когда вели железную дорогу Гомель - Москва. Раньше здесь был дремучий лес и непроходимые болота. Начали возводить водонапорную башню и станционные служебные помещения. Вокруг станционных зданий стал разрастаться маленький поселок рабочих железнодорожников и к началу революции здесь было около 100 домов. Постепенно появлялись на станции Унеча постоялые и заезжие дворы для пассажиров, которые находились в руках крупных купцов-торговцев и ростовщиков. Начали строить заводы стружки, лесопильные, водочные, мельницы и маслобойки.

                Словом вся эта промышленность стала развиваться быстро и была сосредоточена в руках богатеев.

                Так, например, лесопильный завод и стружки принадлежал купцу Блантеру. Мельницы и маслобойный завод купцу Осмоловскому. Водочно-спиртной завод принадлежал помещику Клыпуто. Торговля была сосредоточена в руках купцов Попова (купец 3-й гильдии), Наймарк (купец 2-й гильдии), Керженевича, Гуркова, Иоффе, Ланцмана и других.

                Крупные земельные угодья вокруг поселка принадлежали помещикам Клыпуто (Красновичи), Разнотовскому, Белохвостову и Щербакову (В Унече), Курииндину и Покорским (Шулаковка, Павловка), Лагутенко и Билибины (Аленовка, Рюхово).

                Хозяином железнодорожного узла был Соколов Н.Г., хотя   железная дорога была казенная и называлась Полесской ж. д.

                И только после Октябрьской Социалистической революции, после продолжительной гражданской войны и борьбы с кулачеством и эссерами вся промышленность: железная дорога, заводы и земельные угодья были нацнонализированны и переданы в руки рабочих и крестьян.

                Повсеместно в 1917 году, как в городах, так и в деревнях начали устанавливать советскую власть.

                По указанию Коммунистической партии и В.И. Ленина на места были посланы отряды ЧОН во главе с лучшими боевыми товарищами, преданными Родине.

                Я тоже попал в Унечу со своим отрядом. В это время в Унече и окрестностях стоял отряд конной сотни. Они защищали интересы буржуазии, интересы Временного правительства и открыто поддерживали лозунг Керенского (глава Временного правительства) « Война до победного конца».

                По указанию Временного правительства Унечская кучка богатеев: Осломовские (имели мельницу и маслобойный завод), Наймарк - купец 2-й гильдии, Блантер (лесопильный стружечный завод), Куриндин (помещик), доктор Бельцов И., Попов (купец 3-й гильдии), Соколов Н.Г. (начальник паровозного депо) и другие готовились к проведению выборов и учредительного собрания.

                Местом для голосования был предназначен постоялый двор Серебренникова (купца-ростовщика), а ранне принадлежащего Гвоздику. Уже были подготовлены листовки на кандидатов, стояли урны для голосования.

                Мои разведчики доложили о готовящемся.

                Я с отрядом нагрянул вовремя на эту кучку, арестовали главарей и посадили их под арест (здесь же во дворе была маленькая пересыльная тюрьма), изъяли у них листовки (призывающие голосовать в учредительное собрание) и урны и все это выбросили в болото и похоронили их там, сказав что теперь будем делать свои выборы.

                По моему указанию собрались представители от рабочих, крестьян, служащих, солдат и даже казаков.

                К этому времени нам удалось уже подготовить и казаков, убедить их в том, что они стоят на неправильном пути, защищая власть Керенского и его правительства.

                Сюда пришли и представители из окружающих деревень (мои люди были заранее разосланы по деревням и готовили представительство на выборы в Советы).

                Разогнав кучку богатеев, мы здесь же на месте сделали выборы в Совет рабочих, крестьянских, солдатских и казацких депутатов.

 

Уход донских казаков из Унечи.

                Солдаты Царской армии, поддерживающие советскую власть, наши агитаторы распространяли «Окопную правду № 9», в которой призывали сторонники Ленина большевики к установлению повсеместно советской власти. Это было после провозглашения декрета Ленина о мире и земле.

                Вначале организации власти Советов и после выборов в Унече первого Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, ставленники Керенского доктор Белыдов М., Наймарк - купец 2-й гильдии, Лейбович, Железников даже Блантер и Осмоловские нам сочувствовали и помогали. Наш народ в то время не понимал хорошо, что лучше. В толпах народа было брожение.

                Кучка вышеупомянутых богатеев Унечи изрядно испугались советской власти и подчинились нам во всем. Лейбович и Железняков (купцы) даже поставили спектакль для казаков (армии Временного правительства) с той целью, чтобы привлечь их на сторону Советской власти.

                В главном нашем штабе в Брянске начальником, вернее командиром Западного фронта был Кудинский, который дал нам указание уговорить донских казаков покинуть добровольно Унечу.

                Агитаторы уговорили казаков уехать из Унечи, говоря: «Вы казаки и мы солдаты одного поля ягоды. Мы те же крестьяне и рабочие, нам одинаково дорога свобода, кого вы поддерживаете, богачей, эксплуататоров?»...

                Через три дня после спектакля отряд донских казаков покинул пределы Унечи, остался их командир Карцев и тот уехал в Брянск и больше не возвращался.

                Казаки в качестве трофеев оставили нам 105 винтовок, 2 станковых пулемета, 2 пишущих машинки « Ундервуд » и много другого снаряжения и патронов.

 

Мои помощники и соратники

                В городе и окрестностях Унечи были созданы отряды самообороны, куда входили Рыбиченко Павел, Ковальченко Иван, Лосовский, Шпигарь, Кровко Григорий Власович и Кровко Яков и другие.

Шпигарь был моряком и близок был мне по духу. Он крепко мне помогал. Всякие секретные поручения выполнял вместе со Шпигарем и Лосовский. Военным комендантом города был Аудрин (эстонец), а военным комиссаром был Бурневский Дмитрий Иванович.

                Активным товарищем был член первого совета депутатов от рабочих, крестьян и солдат Есипович Залман.

                Во время выборов в учредительное собрание, главарей их арестовали мои помощники Лосовский и Шпигарь. Они же посадили их в тюрьму и забросили урны в болото (было сказано об этом раньше).

                Все лобазы и склады с товарами и продуктами находились в руках интенданта армии Временного правительства Грузчинского (бежал впоследствии за границу).

                Бурневскому Д. И. было поручено забрать ключи от лобазов и складов и взять в свои руки все запасы города. Так было и сделано.

                Населению города и деревням мы раздали много сахара, риса, сахарину и других продуктов, изъятых из лобазов.

                Так как на складах особенно много было риса, сахарина, мы вдоволь снабдили ими население Унечи и окрестностей.

                Руководил в то время профсоюзами врач-окулист Гурвич имени не знаю, но по отчеству все его звали Евсеич. Это был общий любимец всех. Он также активно участвовал в построении советской власти. Он первым вступил в коммунистическую партию в 1903 году в Унече.

                Наши агитаторы поехали в деревни для организации там советской власти.

                К этому времени Керенский выпустил «Заем Свободы», который взялись среди населения распространять ставленники буржуазии под руководством доктора Бельцова и начальника ж. д. депо Соколова Н.Г. Заем свободы потерпел крах. Население больше не шло на удочку Керенского. Большинство населения сочувствовало революции и предано было советской власти.

                В обороне, во главе конного отряда сначала в Клинцах, а затем и в Унече был Туманов Иван Дмитриевич, с которым я поддерживал тесную связь. Впоследствии он был начальником милиции. Первым начальником народной милиции был Гинзбург, потом Ошман, Позняк Василий и Туманов Иван. Когда одного из них перебрасывали в другое место, то последовательно работал другой и т.д.

                Все эти товарищи активно участвовали в установлении советской власти в Унече.

 

Появление корниловской армии в Унече и разгром ее.

                Империалистическая война переросла в гражданскую. Страна находилась в опасности. Буржуазия оставшись недовольной тем, что растет и крепнет советская власть, что к власти пришла диктатура пролетариата, что на местах расправляются с эксплуататорами, призвала на помощь интервентов 14 капиталистических держав.

                Керенский и Временное правительство готовили переворот. Главарем России в случае победы над революцией, должен был стать генерал Корнилов.

                Керенский уехал на фронт с целью укрепления своих войск и дачи отпора большевикам.

                Армия Корнилова окружала Петроград и другие города с целью захвата власти.

                Ленин призывал большевиков и весь народ к защите молодой Советской республики под лозунгом: «Все для фронта!», «Все на защиту нашей Родины!».

                Во все отряды Красной гвардии вливалось все больше и больше добровольцев из среды рабочих, крестьян, служащих. Из отрядов сформирована Красная Армия. Днем ее рождения было 23 февраля 1918 года.

                Армия Корнилова под Петроградом потерпела поражение и направилась на юг. В состав Корниловской армии входили армяне, грузины и ударный батальон Керенского, куда входил и «батальон смерти», состоящий из женщин.

                19 ноября 1917 года Корниловская армия уже подошла к пределу Унечи и остановилась в д. Песчанка. Дальнейший маршрут ее лежал на д. Красновичи, г. Мглин, Рославль и Москву.

                Об этом я доложил, по прямому проводу, командиру Западного фронта тов. Кудинскому в Брянск, откуда получил распоряжение остановить движение господина-генерала Корнилова во что бы то не стало не допускать продвижение эшелонов с корниловскими войсками и снаряжением.

                У нас в самообороне нашлось достаточно оружия и силы остановить движение корниловцев. Армия Корнилова была разбита, захвачено в плен 1700 сабель и другое оружие, 2 броневика.

                В этой операции, с помощью Кудинского, принимал участие Куликов - старый член коммунистической партии и Клименко Андрей Аксенович, Кобылинский и другие.

                В Брянске спешно формировались новые полки и я вновь отозван в армию и переброшен в Палужье (под Брянском), где сформирован был Ленинский полк. Полк состоял из артиллерии и пехоты. Командиром полка был Гришалев, помощником Сериков Алексей Никифорович, а я был комиссаром.

 

Отряды под командой Фрумы Хайкиной В.Ч.К.

                По борьбе с контрреволюцией и белогвардейщиной внутри страны и разными врагами советской власти была создана Всероссийская Чрезвычайная комиссия (В.Ч.К.). Ее возглавил соратник и ученик В.И. Ленина Феликс Эдмундович Дзержинский.

                В городах и селах страны были организованы такие отряды. Их возглавляли самые смелые и решительные люди-коммунисты, которые были энтузиастами, честно выполняли свой долг перед Родиной.

                Таким представителем в Унечу была послана с отрядом Фрума Хайкина. В ее отряд кроме русских входили китайцы, казаки и другие народы разных национальностей, готовых защищать свою Родину и отдать за нее, если потребуется и жизнь.

                Китайцы, казахи, киргизы были согнаны Временным правительством на строительство и восстановление железных дорог и под революционным настроением перешли на защиту советской власти.

                Фрума Хайкина небольшого роста, черненькая, худенькая - смелый и энергичный командир - гроза буржуазии. Она жестоко расправлялась с врагами советской власти. Достаточно ей узнать чуждое настроение белогвардейца или буржуа-эксплуататора: "Расстрел"! - приказывала Фрума. И китайцы эту миссию выполняли безотступно.

                Фрума Хайкина впоследствии стала женой Н.А. Щорса. Родом она из Новозыбкова, ныне живет в Москве.

                Советы к этому времени были распущены. Лучшие представители-депутаты рабочих,  крестьянских и солдатских масс были направлены на фронт, на защиту Родины, а эссеры, затесавшиеся в Совет - распущены.

                В Унече был создан Ревком куда входили коммунисты: Гурвич А.Е. (член комунистической партии с 1903 года, он первым вступил в партию, когда подпольной организацией руководил еще Серов), Иванов, Хайкина Ф., Климкович Иван Семенович (умер на Дальнем Востоке), Линд (гражданский комиссар, застрелился), Нейман (секретарь Ревкома), Климкович Н.С. и другие.

                Ревком осуществлял руководство всей жизни района.

                Первым председателем Унечской организации РКП (б) был избран единогласно тов. Иванов (впоследствии расстрелян врагами советской власти), секретарем Ревкома Нейман (эстонец).

 

В Клинцах немцы и гайдамаки

                Немцы продолжали войну и начали углубляться все дальше и дальше на восток. Они начали полное наступление, что было на руку контрреволюции и Временному правительству. Они уже заняли Гомель, Злынку, Новозыбков, Клинцы, продолжали двигаться к Унече и заняли разъезд Робчик. Со стороны Украины на помощь немцам спешили гайдамаки защищать свою "самостийность". Они в союзе с немцами повели расправу с сочувствующими гражданами советской власти, мечтая установить свои порядки здесь и дальше продвигаться к сердцу нашей Родины Москве и, удушив Советское правительство во главе с Лениным, провозгласить монархическую власть во главе с генералом Корниловым.

                В.И. Ленин внимательно следил за ходом действий на фронтах и в тылу. Ежедневно, ежечасно он получал вести не только внутри страны, но и вести с фронта и руководил борьбой.

                Немцы и гайдамаки в особенности, жестоко обращались с мирным населением наших городов и сел. Они зверски расправлялись с теми, кто сопротивлялся их порядкам и власти.

                Всю продукцию, выпускаемую фабриками и заводами и резервную продукцию, а также и сельскохозяйственные продукты, они отправляли к себе в Германию, грабили жителей.

                Гайдамаки угоняли скот в свои банды Зеленого, Шкуро и других атаманов.

                В городах настал голод, отсутствовал хлеб, соль и другие продукты. Жители бросились на поиски хлеба, соли, сахара. Они ездили на Украину и другие места за солью. Открылась спекуляция, мешочничество. Появилась страшная эпидемия тифа, которая с каждым днем уносила жизни людей.

 

Приезд Н.А. Щорса в Унечу. Организация Богунского и Таращанского полков.

                На борьбу с немцами и гайдамаками в Брянске был сформирован 1-й Брянский советский полк.

                В Унечу (по указанию Ленина) был направлен красный командир Николай Александрович Щорс.

                Н.А. Щорс в 1918 году создал Первый Украинский полк имени героя Богуна, куда влились все революционные силы из повстанческих отрядов солдат, рабочих и крестьян из окружающих сел и деревень (Лыщичи, Найтоповичи и др.) Унечского района и Украины. Им же был создан и Таращанский полк. По созданию Богунского полка на вокзале в Унече был проведен митинг Н.А. Щорсом, после которого добровольцы записывались в его отряд. На этом месте теперь установлена мемориальная доска Н.А. Щорсу, а в сквере, против вокзала, где Н.А. Щорс продолжал формировать свои полки, поставлен памятник ему, как легендарному герою, у которого пионеры теперь проводят свои сборы.

                Николай Александрович Щорс 1895 года рождения - герой гражданской войны, талантливый командир Красной Армии, член коммунистической партии с 1918 года. Родился он в поселке Сновск, в семье железнодорожника. Отец его работал машинистом.

                Окончил Н.А. Щорс железнодорожную школу в г. Киеве (столица Украины).

                Сначала мировой войны служил военным фельдшером. В 1915 году окончил школу прапорщиков (младший офицер). Он принимал деятельное участие в создании советской власти в Унече, состоял членом Унечского Ревкома.

                Штаб Н.А. Щорса в Унече находился в доме Иоффе (купца) на углу теперешней Ленинской и Луначарской улицы, а напротив в доме Ланцмана была его квартира, где он жил.

                Теперь на этом месте, где жил Н.А. Щорс, построен большой каменный дом, в котором живут рабочие и служащие Унечи, а где был штаб живу Королевичи.

                К Н.А. Щорсу в полк влились все повстанческие отряды, находившиеся в Унече и ее окрестностях.

                В подрывной части полка командиром был Кровко Григорий Власович. У него подрывниками были Кровко Яков Власович, Михаил и другие.

                Немцы очень часто нарушали демаркационную линию, установленную между Робчиком, Клинцами и Унечей. Железнодорожный мост через реку Унеча был заминирован нашими подрывниками и подготовлен к взрыву в случае появления на немцев или гайдамак.

                Но однажды, сильной грозой, мост на месте минирования был взорван, погибло несколько человек его охранявших.

                По распоряжению Щорса мост был восстановлен срочно. Активно участвовал в восстановлении железнодорожного моста дорожный мастер Пирютко Иван Лаврентьевич с бригадой рабочих за что от Н.А. Щорса получил 25 м мануфактуры и благодарность.

 

Революционное брожение у немецких солдат. Телеграмма В.И. Ленина.

                Революционное настроение русских солдат передалось на немецкие полки, особенно это чувствовалось, когда солдаты-немцы узнали, что власть Кайзера Вильгельма II кончилась. Они тайно пробирались к Щорсу в отряд и в Ревком и помогали разоблачать замыслы их командиров и высшего командования на дальнейшее продвижение частей на восток.

                Немецкие солдаты уже многие были настроены против власти Кайзера и своих офицеров, которые также плохо относились к рядовым чинам и простым солдатам в особенности, поэтому они сочувствовали революционному духу советских людей, пришедших к народной власти и помогали им разоблачать белогвардейцев, гайдамак и немецкое командование. Многие из них переходили на сторону русских.

                Однажды большой революционный немецкий отряд во главе с младшим офицером (фамилию не помню) пришли в Унечу с оркестром, выступали на митинге, дали свой концерт, организовали танцы с нашей тогдашней молодежью, братались с солдатами. И когда, от имени присутствующих на митинге, внесли предложение послать В.И. Ленину приветствие, немецкие солдаты попросили председателя РКП (б) товарища Иванова послать приветствие В.И. Ленину и от их имени. Началось братание.

                В ответ на это послание В.И. Ленин прислал телеграмму следующего содержания:

                "Унеча

                Телеграмма председателю Унечской организации РКП (б) тов. Иванову.

                Благодарю за приветствие всех. Особенно тронут приветствием революционных солдат Германии.              Теперь крайне важно, чтобы революционные солдаты Германии приняли немедленно действенное            участие в освобождении Украины. Для этого необходимо, во-первых, арестовать белогвардейцев и           власти украинские, во-вторых, послать делегатов от революционных войск Германии во все   войсковые германские части на Украине для быстрого и общего их действия за освобождение    Украины. Время не терпит нельзя терять ни часа. Телеграфируйте тотчас, принимают ли это           предложение революционные солдаты Германии.

                Пред. Совнаркома Ленин.

                Срочно.

                Вне всякой очереди.

                Доставит мне сведения во сколько часов принято Унечей"

Принял телеграмму Стожко П.М.

 

В гостях у немцев

                После знаменательного вечера, когда немецкие солдаты с оркестром побывали у нас в гостях и подвели итоги своего уважения к советским солдатам и людям, рассказывали что они делают у себя среди немецких солдат (проводят агитацию за создание у себя народной власти).

                Они пригласили наших солдат и представителей власти к себе в гости. Наши люди, представители от солдат, Ревкома и населения организовали специальный поезд, украшенный лозунгами и плакатами, отправились к немцам в гости в Робчик. Их остановили немецкие власти у входа в Робчик и не

пустили   двигаться   дальше   и   проводить   соответствующую работу.

                С этих встреч они чаще стали придираться к Н.А. Щорсу и нарушать демаркационную линию. И Щорс Н.А. повел свои полки в наступление.

 

Разгром немецких оккупантов на территории Брянской области. Направление Щорса на Украину.

                Ленинский полк, в котором я служил, перебросили на южный фронт под Царицын (ныне Волгоград) на борьбу с Деникиным и Врангелем, а меня направили в 14-ю Украинскую стрелковую дивизию под Робчик и Клинцы.

                Нужно было во чтобы то ни стало, задержать немцев и не только задержать, но изгнать их с территории нашей страны и наших городов.

                Наступление 14-й Украинской стрелковой дивизии под командованием Н.А. Щорса было успешным. Немцев выбили из пределов Клинцов, Новозыбкова, Злынки и окрестностей и повели дальнейшее наступление на Украину и часть территории уже освободили, подбираясь под Коростень.

                Военным наркомом по продовольствию был Цюрюпа. По распоряжению из Москвы и указанию Цюрюпы меня с отрядом бросили в Сосницкий уезд для эвакуации сахара (из запасов сахарных заводов) в Москву от банд Зеленого.

                По возвращении в свою часть из Москвы, я был сильно изранен и меня доставили в Новозыбковскую больницу.

 

Гибель Щорса

                Подлечившись в Новозыбковской больнице, я возвращался в свою часть. Меня направили как инвалида, в охрану 3-го батальона военно-милицейского полка, который действовал на линии от Гомеля до Унечи.

                Я в то время был еще на костылях и хромал. Собирался по заданию ехать в Унечу и прибыл на вокзал в Новозыбкове. На вокзале я встретил своих товарищей из части, которые привезли в Новозыбков из-под Коростеня (Украина) убитого Н.А. Щорса. Тело его было заспиртовано, лежало в оцинкованном гробу и направлялось по распоряжению Совнаркома в Москву.

                Я подошел в последний раз проститься с любимым командиром-героем, командовавшим 14-й стрелковой дивизией.

                Здесь за бессмертие и славу легендарного героя, погибшего за Родину, мы выпили по стаканчику спирта и товарищи мне рассказали о гибели Н.А. Щорса.

                "Утром на рассвете 30-го августа 1919 года мы обороняли Коростеньский узел, после изгнания немцев и гайдамак с территории Киева, Сарны, Ровно, Проды, Проскурово Н.А. Щорс, на своей любимой лошади, объезжал позиции фронта с целью проверки состояния своей дивизии и боевой готовности солдат и командиров, а также проверяя линию фронта для дальнейшего наступления. Прямым выстрелом в висок вражеская пуля смертельно ранила героя.

                Подобрав и наскоро перевязав его раны, мы направились в ближайший медицинский пункт, но по дороге Н.А. Щорс скончался"...

                Так погиб легендарный герой, любимец богунцев и таращанцев в самом расцвете лет. Ему только исполнилось 24 года. Талантливый был командир Красной Армии, член коммунистической партии с 1918 года.

 

Восстановление нормальной жизни в поселке Унеча. Борьба с остатками кучки богатеев.

                Империалистическая мировая война и гражданская в стране продолжалась семь лет.

                Гражданская война длилась три года. К 1921 году гражданская война закончилась полной победой и изгнанием с нашей земли всех врагов и интервентов.

                В стране была разруха. Народное хозяйство пришло в упадок. Промышленность запущена, поля опустели и поросли бурьяном.

                Такое положение было и в нашей Унече и ее окрестностях. Меня демобилизовали из Красной Армии и послали в Унечский совет рабочих, крестьянских и солдатских  депутатов. Председателем   Совета   в   то   время   был   Климкович   Иван Семенович   (умер   в    1962   году),   а   я   заведовал   отделом социального обеспечения. Со мной работала Татуйко, жена Татуйко Василия Андреевича. Мы помогали семьям погибших воинов в гражданскую войну, сиротам, вдовам. Выдавали на семью по 20 м мануфактуры и другие виды пособия, находящегося в нашем распоряжении.

                В поселке налаживалась жизнь трудящихся, налаживалась работа на железнодорожном транспорте и других предприятиях, которые были национализированы у хозяев и переданы в фонд государства.

Национализация предприятий проходила не без борьбы. С главарями и ставленниками буржуазии, поддерживающими Временное правительство,  было покончено еще в  1917 году (когда их захватили за голосованием в учредительное собрание  и в борьбе ВЧК).

                Никому не удалось бежать из Унечи в период нахождения В.Ч.К. под руководством Ф. Хайкиной и Ревкома. Но из их среды остались недовольные отщепенцы разных сортов, которые уходили в белогвардейские банды, убивали из-за угла лучших представителей советской власти и коммунистической партии.

                Таким образом, был расстрелян первый председатель РПК (б) Унечской организации тов. Иванов и другие.

                Предателями и подстрекателями против советской власти стали оставшиеся Соколов Николай Георгиевич   (бывший начальник депо), который долгое время скрывал свою личину под маркой «тихого, мирного» садовника, как здесь его считали некоторые.

                Наймарк - купец 2-й гильдии, Попов - купец 3-й гильдии (сошел с ума и погиб под забором), Кержевич, Серебренников и другие.

                На борьбу с бандами белых, местных врагов революции и советской власти были брошены лучшие силы из числа коммунистов и комсомольцев под руководством Гельмуса Юрия Михайловича (эстонец) начальника охраны и безопасности.

                В борьбе с бандитизмом активно участвовали Климкович Николай Семенович, Шугало Владимир, Пирютко Павел Иванович - комсомолец и другие комсомольцы и коммунисты.

                Покончив с разгромом отщепенцев и их банд, начались переговоры о том, чтобы поселок Унечу сделать городом. Были отведены границы города (я участвовал в отводе границ) и от населения и властей послано в вышестоящие организации об этом ходотайство.

                Но бывшие остатки эссэров стали сопротивляться. Во главе их был Окульский - провокатор (в Великую отечественную войну 1941-1945 гг. расстрелян немцами) и Соколов Н.Г. они, с целью личной наживы, тормозили это дело. Им было выгодно собирать деньги, под маркой ходатайств, с народа и присваивать их себе.

                Они доказывали, что если Унеча будет  поселком, то Павловская волость (к ней относилась Унеча) прирежет больше земли, а следовательно, каждый из населения получит большую . площадь для индивидуального пользования.

                С этой целью они собирали деньги, покупали уездное и выше начальство (в среде которых, по видимому были такие же эссеры ) и тормозили перевод поселка в город.

                И как результат главарям Унечских эссеров Окульскому, Соколову Н.Г. и другим были отведены участки в несколько гектаров земли, которые (у Окульского) в течение долгих лет считались и скрывались под личиной видного ученого Мичурина, называясь Мичуринским, а польза была лично для наживы Окульскому, А не государству.

                Многие жители Унечи, у которых была большая семья, получили в поселке большие участки земли, так как населения было еще не так много, несколько более 100 дворов.

                Много было в то время несправедливого, трудно было вести борьбу с провокаторами, в руководстве стояли люди, которые не хотели слушать нас и тормозили завоевание советской власти, ставили палки в колеса.

                Я потерял много здоровья и силы в борьбе за Родину в гражданской войне и не смог выдержать такую политику и перешел на работу в лесничество, где был председателем рабочкома земли и леса.

                Как старый железнодорожник в 1925 году, я был отозван на железнодорожный транспорт, где работал поездным машинистом, затем машинистом на водокачке по 1941 год.

                В годы Великой отечественной войны был по заданию органов безопасности оставлен в городе для работы.

                Теперь я пенсионер, живу один, без семьи. Дети мои выросли и уехали. Дочь Антонина - инженер технолог, работает в Воронеже, вторая дочь на севере тоже работает.

                Городом же Унеча стала уже в 1934 году в расцвете своих сил и по мере роста жителей и предприятий.

 

Голеншин Петр Иванович

Я видел В.И. Ленина

                "Было это 20-го марта 1918 года - начинает свой рассказ Петр Иванович. Стояли мы тогда в торговой гавани Хельсинки в Финляндии. Служил я на эскадренном миноносце «Стройный» матросом. Хельсинки было постоянным местом стоянки наших кораблей и миноносца «Стройный».

                В наши задачи входило зорко охранять границы, смотреть внимательно за своим рубежом, за людьми, которые не внушают доверия, помогать коммунистической партии крепить мощь нашего государства.

                А было это в годы революции и гражданской войны. На кораблях начали создаваться маленькие отряды против белогвардейцев.

                В Крондштате стали вспыхивать восстания. Наш корабль считался боевым революционным, о его делах писалось тогда в газете «Правда». У нас был строгий порядок. Все старые специалисты и офицеры, служившие на корабле были взяты под контроль. Офицеров, не внушавших доверия, мы 27 февраля арестовали, оборудовали специальное помещение и посадили под конвой.

                Старшего сигнального старшину Русских Василия Дмитриевича сделали своим командиром, созвали судовой комитет и провели выборы. На судовом комитете избрали председателем Русских В.Д., а секретарем меня, Голеншина Петра Ивановича.

                Таким образом, у нас на корабле тоже была установлена Советская власть.

Вдруг мы узнаем, что в Хельсинки приехал В.И. Ленин и будет выступать на митинге на одном из кораблей. Нашему миноносцу «Стройный» поручена была охрана В.И. Ленина во время его выступления.

                Это была моя первая встреча с вождем революции. Я слышал его вдохновенную речь, видел его собственными глазами.

                Какой это живой интересный человек! Сколько жизни в его глазах! Его чарующая улыбка пленила всех матросов, каждый хотел сказать что-то хорошее, сделать как можно больше, чтобы революция победила.

                На его приветствия матросы кораблей кричали восторженно:   "Ура!...Ура!...Ура Владимиру Ильичу! "

                В своей речи на митинге В.И. Ленин изложил нам план дальнейшей жизни в нашей стране. Он раскрыл перед нами все карты управления страны Советов и сказал, что все мы возьмемся за построение и усиление народной власти, а жизнь будет прекрасна: построят электростанции, возведут крупные заводы, которые создадут все условия для развития тяжелой промышленности и сельского хозяйства, что мы не будем больше зависеть от капиталистических стран.

                Бурными овациями и криками: "Да здравствует Ильич! Ура!..." - мы проводили дорогого Ильича.

                Вскоре В.И. Ленин уехал в Петроград. К нам он приехал тайно, так как буржуазия и Временное правительство искало случая убить вождя революции.

 

Памятный случай из моей службы в Красной Армии.

                Сам я уроженец г. Трубчевска Брянской области -продолжает свой рассказ Голеншин - работал на железнодорожном транспорте весовщиком, сначала на станции Ходосы (Белоруссия), затем в Почепе и в Унече.

                В годы мировой империалистической войны служил во флоте. В апреле 1918 года нас направили на фронт в революционный батальон, стоявший в Погаре, а потом его влили в Орловский полк и направили на борьбу против Деникина на южный фронт, где стояла 41-я дивизия.

                Гражданская война была в разгаре. Покончив и разгромив армии Деникина, нас перебросили на борьбу с бандами Махно, Маруси и другими.

                Во время одной операции с бандой Махно мне чуть не сняли голову. Я был предуполномоченным по снабжению Красной Армии. Мы заехали в одну деревню за продуктами. Там на нас налетели махновцы. Мы спрятались в одном каменном погребе. Они заранее узнали, что мы матросы и хотели с нами рассчитаться.

                Открыв двери погреба махновцы закричали: «Мы знаем, что здесь находятся матросы, сдавайтесь пока не поздно! . . ." Мы не отвечали. Тогда они люк погреба забросали гранатами, некоторых из наших ребят контузило, но мы не сдавались. Сами же бандиты побоялись лезть к нам в погреб, думая, что мы вооружены до зубов. Оружие у них было технически неподходящее для военных операций, так как это была анархическая банда Махно, которая занималась не политикой, а грабежом населения с целью наживы. Они постреляли из обрезов и охотничьих ружей и скрылись.

                Так нам удалось спастись от головорезов банды Махно.

                Наши позиции проходили через Харьков, Полтаву, Сумы, где окончательно было покончено с белогвардейскими бандами Махно, Шкуро, Красновым, Маруси и другими.

                Гражданская война закончилась в 1921 году победой советской власти на всех фронтах.

                Из Красной Армии меня демобилизовали 23 февраля 1923 года, и я вновь вернулся в родные места на железнодорожный транспорт. Сейчас пенсионер. Живем вдвоем со старухой-женой."

1/У1 - 63 г.

 

На железнодорожном транспорте 1917 -1921 годы

Рассказывает Пирютко Иван Иванович

(учитель-пенсионер, член коммунистической партии).

На вопрос пионеров Борисейко Александра, Шинкевич Владислава.

                Вопрос: "Кому принадлежала наша Московская железная дорога до революции и в гражданскую войну?"

                Иван Иванович отвечает:

                "До Октябрьской социалистической революции железные дороги, как и другие предприятия, находились в частных руках.

                Наша Московская железная дорога Гомель - Москва раньше считалась казенной и называлась Полесской ж. Дорогой

                Управление Полесской ж. Дороги было в г. Вильно (ныне Вильнюс, Литва). Начальником Полесской ж. Д. Был Рейхслер, в руках которого была сосредоточена вся власть на Полесской жел. Дороге.

                Начальником службы пути в Унече работал Кузьмин, а в его подчинении были все рабочие пути.

                Дорожным мастером 1-го класса был Пирютко Иван Лаврентьевич. Под его руководством рабочими сооружались в Унече водоемные башни, укладывался второй железнодорожный путь Гомель - Москва, строились мосты.

                В    период    гражданской    войны    на    железнодорожном транспорте    еще    работали,     в     разных    службах     старые специалисты, как Соколов Н.Г., который чувствовал себя на транспорте хозяином-князьком.

                От него зависело все, а был он начальником паровозного депо, но командовал и станцией и всем движением. Паровозное депо, в тот период представляло собою небольшую секцию-мастерскую, в которой обрабатывалось 3-4 паровоза.

                А Соколов Н.Г. был до революции еще начальником дороги частно-владельческого общества узкоколейного пути Унеча - Стародуб, поэтому и чувствовал себя главным. Распоряжался всеми и всем, как хотел. Очень грубо обращался с рабочими на ж. д. транспорте.                                                     

                Над старыми специалистами, в годы становления Советской власти, осуществлялся контроль со стороны Ревкома, куда входили коммунисты-большевики: Иванов, Тимошенко, Климкович И.С., Картавенко (комиссар у Щорса), Щорс Н.А., Нейман (комиссар станции и пути), Хайкина (ВЧК), Линд, Аудрин (военный комендант города) и другие.

                Профсоюзами руководил Гурвич, звали его все не по имени, а по отчеству Евсевич.

                Коммунист с 1903 года по специальности врач-окулист. Гурвича любили все рабочие и слушались его.

                Он очень помогал отряду ЧОН и ВЧК, Ревкому разоблачать белогвардейцев и предателей Родины, которыми и стали впоследствии Соколов Н.Г., Бельцов М. (доктор), Наймарк и их прихвостни.

                Руководство на железнодорожном транспорте, как и в поселке, осуществлялось Ревкомом, в последствии организовали партийную группу РКП (б). Первым ее председателем был Иванов - железнодорожник (работал в депо).

                Интересы рабочих и служащих защищали профкомы. Я тогда работал учителем железнодорожной школы. Она была только в зачаточном состоянии, размещалась в небольшом железнодорожном бараке.

Со мною и после работали учителя: Протасов, Рославец Д.И., Овсянников, Бобрукевич В.И., Бельцова Д.М., Марцинкевич.

                Активно участвовали в восстановлении жизни на железнодорожном транспорте старые железнодорожники-революционеры Туманов Василий Дмитриевич (бывший поездной машинист), Кровко Григорий Власович, Кровко Яков Власович (работали в вагонном депо), Тимошенко, Климкович Иван Семенович, Иванов, Стецко, Исаев и другие железнодорожники."

25/У - 63 г.

 

Рассказывает Кровко Яков Власович

(участник гражданской войны, член коммунистической партии)

                "Суровое, дети, было это время. Началась февральская революция в 1917 году. Продолжалась мировая война за передел мира и кончилась гражданской войной.

                Кругом организовывались красные отряды по борьбе с белогвардейцами и врагами советской власти.

                Было так и в Унече. В те годы Унеча еще была поселком.

                Поселок был расположен в большом красивом лесу. В нем не было вначале заводов, кроме водонапорной башни для подачи воды местным жителям и маленькому депо на четыре паровоза.

                Через поселок проходил путь Гомель - Брянск - Москва и узкоколейная железная дорога Унеча - Стародуб.

                Вокруг поселка стали строиться рабочие железнодорожники. Понаехали купцы, стали строить завод стружки и лесопильный, маслобойный завод, мельницу, постоялые и заезжие дома.

                Земля принадлежала крупным землевладельцам Разнотовскому, Щербакову (помещикам), кулакам Шпенькову, Колесникову, Татуйко, Семенькову. Они часть своей земли продавали, люди покупали и строились.

                Унеча постепенно росла.

                В годы гражданской войны в Унече была создана самооборона, в которой участвовал и я со своими братьями Кровко Григорием и Кровко Михаилом. Мы были в подрывной части, минировали мост на реке Унеча, чтобы из Робчика к нам не пришли немцы. Они расположились под Клинцами в деревне Робчик.

                У нас в Унече Н.А. Щорс организовал Богунский полк и повел в наступление на немцев.

                Немцы были изгнаны и в Унечу к нам не пришли.

                Кончилась война. Ленин Владимир Ильич провозгласил декрет о мире. И в нашем поселке жизнь стала мирной. Начали строиться новые жилые дома, школы.

                Поселок перерос в большой зеленый город."

24/У - 63 г.

 

Рассказывает Клименок Андрей Аксенович

(участник гражданской войны, пенсионер)

Ленинский полк в 1918 году.

                Ленинский полк образован из отряда моряков и послан из Ленинграда на борьбу с белогвардейскими бандами и установление советской власти на местах.

                Это был Первый революционный отряд имени Ленина из Крондштата. В нем служил и В.Д. Туманов. Он носил звание «Борец за свободу», а потом его переименовали в Ленинский полк.

                Все снаряжение (обмундирование, питание) бойцы получали из Ленинграда. Первым его командиром был Поднебесский, но скоро был отозван в штаб и не возвратился. На его место был назначен Улеско (из Клинцов, но застрелился впоследствии).

                Этот полк играл большую роль в период становления советской власти в Унече и в дальнейшем в обороне нашей Родины.

                Я служил в Советской Армии и был командиром подразделения, когда в Унече шла борьба за Советскую власть. Немцы наступали на Гомель, и мы были разбиты. Мы отступали на Новгород-Северск через реку Шостку и потом пешком на Стародуб. Новгород-Северск переходил из рук в руки несколько раз и уже под Стародубом наш отряд состоял из 1000 штыков. Нам предложили влиться в армию Н.А. Щорса.

                Когда я прибыл в Унечу меня встретили не очень дружелюбно отряды Хайкиной. Ее солдаты не поверили мне, что мы разбиты немцами и составляем оставшуюся часть армии, пришли договориться о слиянии со Щорсом и хотели меня расстрелять. Ревком разобрался и отпустил меня для переговоров.

                В Унече я пробыл недолго, всего четыре месяца. Вскоре я заболел тифом. Меня больного сняли с поезда еще в Брянске, когда я был послан на военную операцию.

 

Организация ОРТЧК на железнодорожном транспорте.

                На борьбу с немцами, гайдамаками и бандами анархистов, а также с мешочниками-спекулянтами в помощь Н.А. Щорсу был выслан железнодорожный полк.

                Для охраны железнодорожного узла была организована ОРТЧК, в которой начальником был Гельмус Юрий Михайлович, а я работал в его подчинении. Наряду с нашей ОРТЧК нам помогала и городская Ч.К., впоследствии мы объединились для совместной работы.

                С Н.А. Щорсом мы часто встречались, советовались как действовать дальше. Даже когда он повел свои полки в наступление и был в Клинцах и далее, он передавал мне приветы и папиросы через своего адъютанта Авсюнова Николая Аександровича (турок родом, служил у помещика Куриндина в охране до революции. После гражданской войны был председателем с/совета в д. Белогор и когда организовывались колхозы был председателем колхоза, член коммунистической партии, умер).

                Н.А. Щорса я видел последний раз, когда его везли убитого из Новозыбкова и я принимал поезд с гробом Н.А. Щорса. У гроба был почетный караул. Тело Н.А. Щорса направлялось в Москву.

                После смерти Щорса меня перевели для работы в Гомель.

 

Разгром анархических банд

                Вокруг Унечи в период гражданской войны орудовали различные банды анархистов, которые не признавали никакой власти: они были против политики и занимались грабежом населения. За счет этого они, пользуясь военной обстановкой, наживались и когда кончилась война стали богатыми кулаками и вели борьбу против советской власти.

                В Старой Гуте и д. Песчанка находилась банда Демидова, которая на население г. Клинцы наложила контрибуцию (большой налог) и ограбила Клинцовский банк.

                Однажды и я попался в ее лапы. Когда отряд немцев приезжал в Унечу с оркестром на митинг, я был в числе командированных в гости к немцам. Со мной было 7 человек. На нас напали демидовцы и мы еле унесли ноги.

                Приходилось по заданию ОРТЧК мне побывать у них на собрании. Демидов обладал даром красноречия и так агитировал свою банду, что если бы я не понимал их задач можно было и заразиться анархизмом.

                Во Мглине анархист Шимановский организовал свою республику, объявил себя царем этой республики, выпускал деньги, по пропуску был вход из республики и в республику.

                Наши отряды разогнали анархистов, белогвардейцев. По всей стране начала восстанавливаться нормальная жизнь, укреплялось Советское государство.

                Я демобилизовался из армии в марте 1924 года.

                В 1961 году в Новозыбкове был слет участников гражданской войны, но я болел и не присутствовал.

20/VII - 63 г.


*Материал подготовлен для публикации С. Р. Сергеевым.

ВНИМАНИЕ! Настоящий материал публикуется впервые.
При перепечатывании (копировании) ссылка на сайт
"Унеча - взгляд из Южно-Сахалинска" обязательна.

 

На страницу "Страницы истории"


* * *
 

Главная страница

Опросы

Форум

Чат

Книга посещений

 

 

 

Дата последнего изменения страницы: 10.12.06 23:30 (время сахалинское)

Hosted by uCoz